Принято считать, что чем больше у человека так называемой харизмы, тем лучшим он будет руководителем, тем более успешными станут все его идеи, планы и начинания и тем больше людей поверят в него и пойдут за ним. Многие политические лидеры, как например Петр I, Александр Македонский, Джордж Вашингтон, Наполеон (безотносительно «правильности» их мировоззрения и политических взглядов), описывались современниками как харизматичные лидеры.

Харизма, яркая уверенность в себе, подкрепленная свежими идеями, может поднимать толпу, вызывать безусловное доверие последователей, повышать производительности труда подчиненных. Люди нуждаются признании значимости своих действий, их одобрении, в лидере, на мнение которого можно равняться и суждениям которого можно доверять. В данный момент конечно же исследованы тематики авторитарного и либерального стилей управления, но они ни в коей мере не касались темы харизмы. Имеет ли «харизма» и обратную сторону, может ли её быть слишком много?

Совсем недавно аспирантка бельгийского Ghent University Jasmine Vergauwe опубликовала в The Journal of Personality and Social Psychology очень интересную работу, касающуюся возможного вреда от избытка харизматичности у членов руководящего состава.

Бельгийский университет измерял харизму широко известным и распространенным личностным тестом The Hogan Development Survey (HDS), надежность которого подтверждается четырехтысячной выборкой руководителей разных национальностей, данные по которым собирались последние 10 лет. Это одна из немногих методик, позволяющих не только определить уровень какой-либо психологической характеристики, но и выявить «темную сторону», позволить получить более глубокий уровень интерпретации, вскрывающий психологические проблемы и выявляющий самые «болезненные» и уязвимые места.

Проводимое исследование содержало 4 раздела, так называемый «кластер харизмы», которые измеряли, насколько лидер обладал такими качествами как заметность, озорство (лукавость), яркость и способность к воображению. Каждый раздел содержал 14 вопросов типа да-нет и не занимал много времени.

Компания, разработавшая этот тест, Hogan Assesments, также предоставила бельгийским исследователям ранее полученные результаты по ответам бизнес лидеров и их коллег на ряд схожих вопросов, например: «Мне быстро становится скучно», «У меня репутация любителя риска» и «Люди знают, что у меня есть характер».

После подсчета и анализа результатов выяснилось, что существующая у лидера чрезвычайная уверенность в себе может привести к высокомерию, нарциссизму и самолюбованию. «Озорные» лидеры могут как обладать способностью к риску и умением убеждать, так и склонностью к манипулированию и буквально эксплуатированию последователей. Креативность и способность к воображению может быть не только инновационным мышлением, но и способностью к построению нереалистичных планов и неумение здраво оценивать ситуацию.

С результатами проведенного исследования не согласился Dan McAdams, профессор психологии из Northwestern University и президент The Association for Research in Personality, известный написанием книги о психологии американских президентов. По его мнению, бельгийские психологи исследовали не харизму, а скорее так называемое «доминантное лидерство». Харизма же является понятием намного более широким. Измеряемый кластер харизмы относится только к социальному лидерству, к лидерам, которые обладают сильной эмоциональной связью с последователями, к людям, которых последователи видят как своих спасителей.

Уже давно известно, что именно такой тип социально харизматичного лидера, мнению которого безоговорочно доверяют и приказы которого не оспариваются, наиболее эффективен в случае наличия важных для жизни внешних угроз и необходимости быстрого реагирования. Это особенно хорошо проявляется в существующей военной дисциплине, когда солдат четко выполняет поставленный командованием приказ.

Не первый год ведутся споры о важности наличия харизмы в топ менеджменте бизнес корпораций, когда становятся все более необходимыми навыки стратегического планирования, а не управление исполнителями, умение повести за собой толпу или эмоционально убедить коллег принять необходимое решение.

Несмотря на общую неоднозначность и самого термина и необходимости наличия измеренных качеств у харизматичного лидера, полученные результаты могут быть применены при работе со слабыми сторонами руководителей на корпоративных тренингах и помочь отработать или компенсировать отсутствие необходимых компетенций.

В процессе изучения работы высокохаризматичных руководителей явно было заметно, что они отлично генерируют яркие идеи, заряжают окружающих энергией, но очень слабо продумывают их практическую реализацию, детали, долгосрочные планы. В то же время руководители с низкими показателями харизмы строили более практичные, продуманные и реальные планы, но не могли привлечь к их осуществлению так же много последователей.

Нельзя не упомянуть, что лидеры могут быть очень разными и «идеальный лидер» является очень давним предметом исследований. Бельгийские результаты касались именно социальных лидеров, и его результаты никак не могут быть применены к сильным и независимым лидерам, которые часто используют «импульсивные», «интуитивные» ходы и достаточно закрыты к влиянию внешний мнений и точек зрения. Из современных политических лидеров к таковым можно отнести Дональда Трампа, Владимира Путина или Ким Чен Ына.